lingvik (lingvik) wrote,
lingvik
lingvik

Categories:

Наш старый дом


До начала сентября 1992 года наша семья жила на улице Лизогуба (она же Карантинная, она же Юрия Олеши) в доме номер 6. Сейчас на этом месте выстроен новый банк.

Здание нашего дома было красивейшее – особенно с фасадной части. Когда-то на нём была обозначена дата постройки – 1891 год, но в шестидесятые годы при ремонте эту надпись удалили. Согласно справочнику «Зодчі України кінця XVIII – початку XX століть» (1999 года изд.) архитектором его был Цезарь Эдуардович Зелинский и первоначально это был «доходный трёхэтажный с подвалом дом Нисензона». Также, благодаря историку Олегу Луговому и справочнику "Вся Одесса" за 1901 год, мне известно, что в начале XX века это здание и соседний, четвёртый номер принадлежали С. Штейнбергу.

К сожалению, у меня не было в ту пору возможности толком заняться фотографированием нашего дома, а потом уже было поздно. Теперь я разыскиваю любые изображения дома, и хотя накопленный материал и далёк от полноты, я тем не менее хочу опубликовать здесь всё, чем располагаю по теме.

Значительая часть имеющихся изображений – это виды дома с тыла, где к основному зданию примыкали два флигеля, между которыми находился маленький дворик. Вот несколько кадров из фильма «Белеет парус одинокий» (1937), дающих представление о том, как дом выглядел со стороны Карантинной балки, из-под аркад Строгановского моста:




Когда Петя и Гаврик объясняют жандарму: «Мы вон в том доме живём… наша мама, наверно, волнуется… дяденька, пропустите!» – они указывают именно на этот дом.



По нему же войска стреляют из пушки, чтобы выбить Терентия, Жукова и их товарищей.





Огромные буквы на стене флигеля (именно в нём была наша кухня) – это, по всей видимости, декорация к фильму.
В ещё одной катаевской экранизации, фильме «За власть Советов» (1956), здание показано почти с того же самого ракурса:




В том же фильме наш дом мелькает ещё в сцене вылазки Петра Бачей в оккупированный город. Снималось из-под Строгановского. Виден один из флигелей – тот, что ближе к морю.



Практически с того же места, только стоя чуть ближе к дому, делал в 1920-х годах зарисовку Моисей Синявер…



…а позже, стоя под соседней аркадой в Карантинной балке, писал картину Сергей Луппов. Флигели тут виднеются из-под аркады:




Что-то, общими очертаниями напоминающее дом с флигелем, очень смутно видно на этой открытке, но тот ли это дом или же какая-то другая постройка – можно лишь гадать.




Частично дом заслонён чем-то, похожим на невысокую башню. Я её не застал, но с детства запомнил остатки каких-то фундаментов на склоне под домом Трапани (на углу Греческой и Юрия Олеши, в десятке метров от нашего дома). Возможно, это то, что осталось от башни.
Между прочим, такая же башня видна рядом с нашим домом и на полотне Соломона Кишинёвского «Таможенная площадь», написанном в начале XX века и висящем в Одесском художественном музее:



К слову, на этой картине видно, как выглядело с тыльной стороны здание номер 2 по Карантинной (ныне на его месте другое – послевоенной постройки).
Из Карантинной же балки показан наш дом и в «Мексиканце» (1955); правда, он оказался заслонён столбом. Строение в нижней части кадра – съёмочная декорация.



Со Строгановского моста дом открывался как на ладони. Конечно же, очередная экранизация Катаева не могла пройти мимо такого вида (сериал «Волны Чёрного моря», 1976; панорама составлена из отдельных кадров фильма):



Правда, здесь наш дом оказался закрыт решёткой Строгановского моста. На похожей панораме из фильма «Приморский бульвар» (1988) те же места видны намного лучше (панорама скомпонована из отдельных кадров, поэтому актёр Александр Кузнецов тут расчетверился):



А вот сам дом – поближе:



В нашем семейном архиве есть несколько снимков, где дом запечатлён со Строгановского:




А это – одно из лучших изображений нашего дома:



Маленький дворик между двумя флигелями виден в одном из кадров «Белеет парус одинокий». Моя бабушка была свидетельницей съёмок этой сцены и рассказывала мне, как с крыши сбрасывали куклу, изображавшую подстреленного Терентием жандарма. Изображение составлено из отдельных кадров, поэтому кукла падает дважды.



Несколько десятилетий спустя этот же двор попал в другую экранизацию того же произведения – в «Волны Чёрного моря»:





На последнем из этих кадров частично видны ворота, которые я чуть ниже покажу во всей красе. Пока же немного задержимся в подъезде. С левой стороны можно различить деревянные двери – вход в наше парадное. В противоположной стене подъезда был вход в другое парадное – с такой же дверью, насколько я помню. Вот эта дверь:



Теперь зайдём в парадное и поднимемся на наш третий этаж:



Это пока что единственный снимок, где запечатлены балясины наших перил.

Кстати, точно такие же балясины я видел ещё в четырёх местах в Одессе: в доме Папудова, в здании пединститута на Комсомольской, в доме на Княжеской, 23, а совсем недавно, благодаря изумительному сайту Юрия Парамонова, я открыл их точные подобия на Военном спуске, 1.

Вернёмся в подъезд. Потолок в нём был усеян лепными звёздочками, но их снимков у меня, к сожалению, нет. Зато сохранилось довольно много изображений ворот. Прежде всего – из нашего домашнего архива, а также из архива Ольги Владимировны Стефановой, которая на Лизогуба была нашей соседкой по этажу:




Здание, которое видно на противоположной стороне улицы через арку подъезда, – это, как указано в книге Лидии Щербины «Пушкин в Одессе» (2004 года изд.), дом дворянина Г. Собаньского по Юрия Олеши, 5. Здание сохранилось ещё с пушкинских времён, и очень вероятно, что Пушкин бывал на нашей улице. Правда, когда я жил напротив этого здания, я представления не имел, насколько оно историческое.


Кстати, наши ворота, сфотографированные из подъезда, есть на иллюстрации к ещё одной книге Щербины – «Чугунные кружева Одессы» (2007):



А с фасадной стороны…



…эти ворота тоже нередко попадали в кадр – отдельными своими элементами…





…и полностью (снимок Владимира Георгиевича Никитенко, сделан годах в восьмидесятых – судя по цвету ворот, которые были перекрашены в светлый уже на моей памяти):

 





Здесь немного видно оформление нижней части эркера. Под самым эркером, над воротами, располагался маскарон (лохматая мужская голова), но, как ни высветлял я снимок, скульптурного лица разглядеть не удалось – только общие очертания, дающие понять, что там что-то было.

Это – реконструкция общего вида ворот, сделанная Олегом Луговым:



Серыми кружками в нижней части ворот обозначены места, где находились металлические розетки, исчезнувшие после ремонта здания в начале шестидесятых. К счастью, их можно увидеть в фильме «Капитан „Старой черепахи”» (1956). Вот несколько кадров, снятых с «участием» нашего дома…






…а это – сами розетки:



Внятных снимков дома, сделанных с фасада, я нашёл очень мало. Вот один из лучших, обнаружившийся в нашем домашнем архиве (сделан в июле 1980 года):


Ещё пара фотографий, где виден сбоку краешек эркера:



Верхнюю часть эркера можно увидеть на довоенной фотографии:


Здесь же можно разглядеть и узор балконной решётки. Для меня сюрпризом стало также то, что когда-то, оказывается, балкон имел каменный пол – а при мне пол там был уже деревянным.

На этом же балконе сделано несколько более поздних фотографий:







А здесь эркер виден хоть издали и сбоку, но целиком. На переднем плане – козырёк у крыльца дома Трапани, не имевший, оказывается, тогда крыши.



Фасадная часть здания не очень отчётливо показана в фильме «Зелёный фургон» (1959). Мимо нашего дома в направлении моря идут герои фильма:






А это они уже подошли к соседнему, четвёртому номеру, который также не сохранился:



Небольшое отступление, коль скоро речь зашла о доме по Лизогуба, 4. В фильме «Тревожная молодость» (1954) есть сцены, снятые по этому адресу. Вот двор и подъезд этого дома (женщина, наклонившаяся к дворовому крану, – наша дворничка тётя Флора, родом, кажется, гречанка, жившая в нашем крыле дома в полуподвале):




Вернёмся на нашу улицу. В «Зелёном фургоне» есть ещё один кадр, где мелькнул наш дом. Кусочек фасадной стены можно издали рассмотреть на правом краю кадра, сами же герои проходят перед домом Трапани. За их спинами, за деревьями, просматриваются очертания боковой стены нашего дома.




А когда герои уже прошли мимо камеры, тут же идёт наплыв следующего кадра:



С этой же стороны, от Греческой улицы сделано несколько снимков, хранящихся в нашем домашнем архиве. На них тоже захвачен самый краешек фасада. Это фото снято непосредственно перед воротами. На заднем плане – балконы четвёртого номера. Каменный (или бетонный) блок у ворот – один из тех, на которых сидела героиня в «Капитане „Старой черепахи”». Но я этих блоков не застал.



Ещё снимок с нашей улицы, сделанный в июне 1972 года:



Следующее изображение – составленная из нескольких кадров панорама из «Волн Чёрного моря», показывающая нашу улицу и дом Трапани. Наш дом, к сожалению, почти полностью скрыт деревьями.




А в фильме «Трест, который лопнул» (1982) из-за того, что съёмка производилась в тёмное время суток, и из-за ракурса съёмки дом совершенно не виден в том кадре, где Караченцов с Адомайтисом выходят из дверей дома Трапани:


Тем не менее он мелькнул ещё раз на заднем плане одной из сцен фильма. А чуть ближе к зрителям хорошо просматривается первый этаж дома номер 4 (изображение составлено из отдельных кадров):



  

  
В этом же ракурсе улица показана в «Волнах Чёрного моря». В правой части кадра есть самый краешек фасада нашего дома:


И последняя по хронологии фотография в подборке, снятая в 1992 году – если не ошибаюсь, осенью. Наш флигель к тому моменту уже рухнул (незадолго до этого мы переехали на другую квартиру). Под открытым небом оказалась стена кухни и на ней – рисунок белки, который я когда-то в детстве нарисовал гуашью в кухне на штукатурке. Честно признаюсь: композиция была не моя, я перерисовал эту белку с одной из иллюстраций к «Песни о Гайавате». Рядом, в той же стене – деревянная лестница, ведущая из коридора в кухню (уровень пола во флигеле был ниже, чем в остальной части здания). Ещё довольно долгое время после обрушения флигеля я постоянно видел свой рисунок, проезжая через наш район по Строгановскому мосту, а потом здание было снесено окончательно. Автор данного снимка – Юрий Волянский.

ДОПОЛНЕНИЕ. На эту запись в моём ЖЖ откликнулся malyutka_e и сделал мне поистине царский подарок - фотографию из коллекции Бориса Грачикова, запечатлевшую наш эркер уже после отселения жильцов нашего дома. Время съёмки - 1994 год. Фото увеличивается по щелчку.  



 

Tags: Греческая, Одесса, Строгановский мост, Юрия Олеши улица, живопись, кадры из фильмов, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments